ПН–СБ: с 10:00 до 20:00
ВС: с 10:00 до 19:00
г. Иркутск Сухэ-Батора 17А

Анатолий Казакевич

Сидя на крыше с чашечкой вкуснейшего чая в руках, нас непременно тянет мечтать и вести долгие задушевные беседы с людьми, чьи поступки нас вдохновляют. Именно поэтому Irkfashion.ru совместно с ювелирным салоном премиум-класса «Династия» запускает новый проект «Разговоры на крыше», героями которого станут иркутяне с вдохновляющими историями жизни.

Сегодня у нас именно такой герой – предприниматель и путешественник Анатолий Казакевич. Его проект «Байкал-Аляска» начался с небольшой, слегка безумной идеи – найти водный путь из Иркутска на Аляску, теперь же об этом проекте говорят по всей России. Как он решился на такое рискованное путешествие и с какими трудностями столкнулся в пути, он рассказал в эксклюзивном интервью нашему журналу.

 

– Как возникла эта идея отправиться на Аляску?

А.К.: Я не историк – в школе этот предмет не любил, книг исторических особо не читал, но с 2013 года мне на глаза стали попадаться исторические факты, которые невероятно воодушевляли. Я говорю о поступках наших предков, которые жили в Иркутске. Мужики, не зная географии в той мере, в какой сейчас знаем её мы, уезжали за океан и создавали крупнейшие предприятия, за счет которых и был построен Иркутск. Торговый путь существовал более 100 лет подряд. После изучения этих фактов возникла идея пройти этот путь сейчас.

Когда я начал изучать маршрут, у меня было очень примерное представление о том, как добраться из Иркутска до Аляски. Постепенно у меня сформировалось представление о маршруте. В этом году мы доказали, что дорога из Иркутска на Тихий океан есть. Хотя меня несколько лет убеждали, что ее нет, ведь уже 150 лет этот маршрут никто не проходил.

– Во время путешествия бывали ли моменты, когда было жутко или страшно?

А.К.: Наоборот, когда ты долго находишься на природе, возникает ощущение внутренней гармонии, спокойствия, даже если вокруг бушует стихия, штормы. Но сложные моменты были, например, на Охотском море закрытых бухт с западной стороны Камчатки нет, там 600 км прямая линия пляжа. Наверное, это самый длинный пляж в Сибири и на Дальнем Востоке. Единственное место, где можно спрятаться от шторма – это устья рек, которые впадают в Охотское море, однако почти в каждом устье наносит песок и образуется отмель глубиной от полуметра до метра, поэтому прибойная волна в месте впадения реки поднимается на 2-3 метра. Когда ты живешь в этом месте всю жизнь, знаешь фарватер реки и правильный путь захода – это не проблема. А когда ты заходишь в устье с моря, и видишь это место впервые в жизни – это сложный, но увлекательный серфинг, на 12-метровом катамаране. Но опять же можно попробовать раз-два-три, аккуратно прицелиться и пройти этот участок. Был еще один интересный момент, когда мы встречали диких медведей, но и тут нужно просто аккуратно себя вести. Был день, когда мы видели 50 медведей, по 5 – 6 групп. Мы в 100-200 метрах фотографировали их, а они ловили рыбу, каждый был занят своим делом (смеется).

 

– А китов вы видели?

А.К.: Кита видели один раз и не долго – он буквально в 100-150 метрах от нас пару раз хвостом махнул и все. А вот с касатками очень повезло – мы встретили семью касаток из пяти особей. Мы с ними шли параллельными курсами около 20 минут, буквально в 30-50 метрах друг от друга. Они достаточно большие – плавник касатки достигает полутора метров. Это очень впечатляет!

 

– Как вы выбирали команду? Что это за люди?

А.К.: Команда в экспедиции – это главное. Я считаю, что железки, пластик – это все вторично, а главное – психологическая совместимость и надежность команды. Если человек недостаточно хорошо управляется с парусами, он может быстро этому научиться. По крайней мере, базовым навыкам. От Иркутска до Охотского моря у нас было несколько этапов: Байкал, Лена, Алдан и Охотское море. Крайний этап, когда мы проходили из поселка Охотск до Петропавловска-Камчатского, занял почти месяц. На этом этапе в команде было шесть человек. В данном случае мы все знали друг друга очень давно, у нас за все время не было ни одного конфликта. На остальных этапах тоже не было конфликтов, и это обеспечивается подбором людей. Допустим, когда мы проходили участок реки Лена, у большинства команды интересы были так или иначе связаны с историей, соответственно, и возраст людей был постарше. А когда мы проходили Охотское море, то в команде были люди в возрасте от 32 до 40 лет, имеющие большой экспедиционный опыт, и знающие, что мы идем в неизвестность. Условия у нас были самые обычные – палатка, под которой прочный надувной матрас, спальные места под шесть человек.

 

– Когда вы были маленьким мальчиком, о чем вы мечтали?

А.К.: Мечтать о путешествиях я начал в подростковом возрасте. Тогда я начал ходить в иркутский городской туристический клуб «Саяны», примерно в 12 лет я впервые отправился в горы. Благодаря этому клубу у нас сформировалась компания людей, человек 20, с которыми мы сейчас ездим и на море, и в горы, и в пещеры. Когда начинаешь путешествовать, например, по Байкалу или в Саянах, возникают идею дальнейших путешествий, организаций экспедиций.

– Иркутск – ваш родной город?

А.К.:Я иркутянин, но история моего рождения очень интересная. На восьмом месяце беременности моя мама приняла решение поехать из Иркутска в город Горький, который сейчас переименован в Нижний Новгород. Она там меня родила и через пару месяцев привезла обратно. Не знаю, зачем я так попросился! (смеется) Поэтому родился я не в Иркутске, но все остальное время жил здесь. Я Иркутск считаю прекрасным «базовым лагерем». В туризме есть такое понятие базовый лагерь – это место, где у тебя находится база, откуда ты совершаешь радиальные выезды.

– Чем вы занимаетесь в Иркутске?

А.К.: Я уже 10 лет занимаюсь организацией путешествий в собственной компании «Байкалов». Плюс несколько лет занимаюсь развитием парков, в частности парком «Поляна», благоустройством набережной в микрорайоне Солнечный. Однако деятельность по организации путешествий является основной и по-прежнему мне очень интересна. Когда мы начали заниматься проектом «Байкал – Аляска», географию путешествий расширили, теперь мы организуем путешествия не только на Байкале, но и в Якутию, на Камчатку. Я думаю, будем еще в Магаданскую область развивать направление. Во время экспедиции мы мимо этого региона проехали, но информацию изучили – там уникальнейшие места, они совершенно не соответствуют образам, которые им приписывают. Прекрасный город, шикарная природа – туда нужно ездить путешествовать.

– Когда-нибудь хотелось уехать из Иркутска?

А.К.: Я хочу жить в Иркутске, я люблю этот город. Наверное, каждый житель любит его по-разному и причины остаться здесь у людей тоже разные, для меня – это природа, которая окружает наш город. Я был в разных странах, нигде такой природы нет. При этом у нас относительно комфортно жить – если сравнить с Камчаткой, Дальним Востоком. Например, у нас шикарные цены – на Камчатке овощи стоят 600-700 рублей за килограмм, жить там очень дорого. Кроме того, у них транспортная логистика намного хуже.

Я стараюсь придерживаться активной позиции: если что-то не нравится, нужно взять и изменить это, поэтому я парками начал заниматься, потому что хочется, чтобы в Иркутске было больше благоустроенных территорий, были интересные развлечения, а не только бар, кино и домино. Хочется, чтобы город был разнообразен, насыщен яркой, интересной жизнью.

 

Подробное интервью читайте на сайте irkfashion.ru 

В вашем браузере отключена поддержка Jasvscript. Работа в таком режиме затруднительна.
Пожалуйста, включите в браузере режим "Javascript - разрешено"!
Если Вы не знаете как это сделать, обратитесь к системному администратору.
Вы используете устаревшую версию браузера.
Отображение страниц сайта с этим браузером проблематична.
Пожалуйста, обновите версию браузера!
Если Вы не знаете как это сделать, обратитесь к системному администратору.